culture clash

На Кавказе мы влипли в небольшое культурное столкновение. Для поездки в обсерваторию взяли такси: нас было много и такси нам выдали большое – сияющий белый УАЗ Патриот с дополнительными седушками в багажном отсеке. На 8 человек с собакой места оказалось впритык: одно рядом с водителем, три во втором ряду и четыре в багажном отделении на скамеечках. Кавказский водитель сразу выстроил иерархию: мужика вперед, бабу (трех штук) на почетное второе место, детей и собак назад. К мужику впереди вопросов никаких – он самый крупный, было бы глупо пытаться укомплектовать его сзади. А с остальными все оказалось не так однозначно: дело в том, что из трех женщин самая крупная я с ростом 169, остальные мельче, а дети у нас 180, 185 и 190 см с ножками 45 размера. К ним в придачу шла 8-летняя Полина и небольшая собачка (корзины и картонки сбагрили мужу на переднее сиденье). Кто ездил в багажнике «Патриота», может хорошо представить себе этот тетрис: три головы, упирающиеся в потолок, колени, расставленные чересполосицей, и на полу вывернутые по-балетному кроссовочки. Собаке было вроде норм, ее зажало со всех сторон разнообразными ногами и не болтало на поворотах. В таком виде предстояло ехать несколько часов по горной дороге и бездорожью. На первой же остановке я сказала, что не готова потом лечить спины и колени и потому меняемся нафиг: мы с тетками назад на банкетки, мальчишки во второй ряд на кресла. Как-то для меня очевидно, что эргономика прежде всего, я и посуду в посудомойке расставляю так, чтоб она друг о друга не билась, а детей внезапно люблю больше, чем посуду. Кавказский водитель промолчал, но всю дорогу каждым жестом и взглядом выражал свое негодование: с его точки зрения, дети должны знать свое место, ему казалось, что мы, пересев назад, унизили себя (отдельный вопрос, как он ухитрялся так четко транслировать эту мысль без единого слова - заметили все). Забавно, конечно, у них все устроено – иерархия нуждается в постоянном внешнем подтверждении, требуется перманентно доказывать, кто здесь главный. Но какая-то это неустойчивая иерархия, если ее можно подорвать, сев не на тот стул.

Как однажды сказал 6-летний сын моей подруги: мам, когда тебя нет дома, папа думает, что он главный.

о самостоятельности

Обсуждаем с 13-летней ученицей тему «мечты и цели», спрашиваю ее, удалось ли исполнить какую-нибудь мечту/ достичь цели и чего ей это стоило. Да, говорит, мечтала поступить в лицей, много работала, сдала все экзамены и поступила. Спрашиваю, все сама или с помощью родителей. Конечно, сама, говорит, ходила на подготовительные, занималась с репетиторами, все учила, писала тесты. Интересуюсь, кто платил за подготовительные и возил на экзамены и вообще, может, поддерживал кто. Она сначала возмутилась и по новой затянула про «сама», тогда я спросила, достиглась бы эта цель без помощи родителей, без допзанятий и репетиторов, и как-то ее огорошила эта мысль. Смешные они. Потом вырастают и ходят по соцсетям с постами и комментариями о том, как всего добились сами. С папой микроолигархом, дедушкой дипломатом и квартирой в сталинской высотке от бабушки.

сентябрь

Как всегда 1 сентября ничего не склеивается и не складывается, и только воспоминания о предыдущих 11 годах, когда все начиналось так же безысходно, но потом более-менее разруливалось, удерживают меня от ухода в глухой запой. Андрей собирается бросать атлетику – в 5 сантиметрах от кмс – ради того, чтобы не отрываться от коллектива и ходить на университетскую физкультуру. Его и еще четырех человек упорно не хотят брать в группу немецкий для продолжающих и спихивают в испанский или китайский с нуля. Он не понимает, нафига 10 лет учил немецкий, чтобы сейчас не доучив бросить. Митя к концу первой учебной недели еще не знает, в какой школе учится. И не знает, получит ли в очередной раз медицинский допуск к фехтованию, и заказывать ли по этому случаю новую шпагу или бесполезно, а если бесполезно, то доживет ли старая шпага до ближайших соревнований.

Написала тут девочкам в чатик, что сделала селедку под шубой, и только когда отправила, увидела что автокоррекция заменила селедку на медведку. Поняла, что это и есть идеальная характеристика меня сейчас - медведка под шубой.

пунктиром

Сижу дома одна, открыла коробку конфет, а они оказались невкусные. Решила, что могу доесть со спокойной совестью. А были б вкусные, поделила бы по-братски и отложила каждому порцию.

Перевод удивительная штука: полдня сидела с текстом, он меня бесил и не клеился. Ушла поспать на 40 минут и чудо – после сна все нормально переводится. Не первый раз себя на таком ловлю, именно перевод у меня очень зависит от общей усталости. Засада в том, что пока не отдохнешь, не понимаешь, я дурак или лыжи не едут, в смысле текст говно.

В бердвочерском сообществе новый пост: друзья, пожалуйста, прячьте фото мёртвых птиц под кат, а то душевно-тонкие натуры расстраиваются. Омг. Как говорила одна наша преподавательница, лингвист слова не боится. А бердвочер боится фотографии мертвой птицы.

(no subject)

Недавно у меня завелась новая компания: ходим друг к другу в гости или вместе по барам и паркам. Нас ничего не связывает – работа, учеба, специальность, хобби, семейный статус – ничего общего, разброс в возрасте в диапазоне 15 лет (дофига, по моим ощущениям), и вообще мы довольно плохо знаем друг друга. Я знаю, где и как (и насколько с удовольствием) все работают, в общих чертах слышала семейную историю (одна сирота, у второй недопонимание с родителями, третья ушла из дома в 15 лет, четвертая из Красноярска – это все). С каждой по отдельности мне почти не о чем говорить, но вместе получается весело. Суть в том, что одна из барышень решила (и объявила), что мы будем пытаться дружить, и взяла дело в свои руки. Она систематически смотрит видео, читает статьи и проходит курсы про общение и отношения и внедряет (говорит, что муж, родители и прочие знакомые тоже попали на испытательный полигон). В какой-то статье прочитала, сколько нужно часов, проведенных вместе, для завязывания дружбы, составила примерный график встреч и следит за регулярностью. К каждой встрече приносит новую идею: на прошлой неделе мы по очереди рассказывали свои истории, связанные с сексом, потому что в ее курсе было исследование о том, что неприличные истории объединяют людей. На мой день рождения девочки устроили микрофлешмоб: все синхронно скинули в общий чат видео в жанре «что я вижу сейчас» с поздравлениями, получилось ужасно мило. Любопытно, куда все это вырулит.

(no subject)

Давным-давно в очереди к врачу от нечего делать (тогда еще не было мобильных телефонов) перебирала разные листовки и нарыла среди них чек-лист «Как понять, что вы выходите из депрессии». Там было порядка десяти пунктов, один из них так поразил меня, что помню вот уже больше 20 лет: «вам снова хочется прибраться в квартире». Этот пункт очень помогает отслеживать свое состояние: если рука еще тянется к тряпке или щетке, я жива. Речь идет просто о присутствии такой мысли: это не значит, что я ежесекундно надраиваю рабочие поверхности, но хотя бы держу в голове и планирую уборку, маленькими дозами, пусть не сегодня, а в выходные, пусть в следующие, пусть даже вызов клининга, главное не уйти в состояние «мне параллельно». Как в фильме «О чем говорят мужчины»: когда тебе не хочется хотеть чего-то хотеть, это не кризис, это уже пиздец. В совсем критические периоды проверяю себя несколько раз в день – смотрю на какой-нибудь не очень чистый угол и фиксирую свои чувства. Так вот по этому критерию я еще в порядке. По всем остальным уже не очень.

Я стала спать сжавшись в комочек и часто просыпаться ночью – это очень плохой признак, обычно сплю, вытянувшись, и за ночь отдыхаю, а в позе эмбриона совсем нет. Ко всем чертям полетело правильное питание: вместо салата и супа я пачками потребляю чипсы и конфеты. Это никак не способствует снижению тревожности, особенно когда я лежу в сторону похудеть. Забываю, какая бывает еда и как ее готовят. Периодами меня накрывает компульсивный шоппинг – отвратительнейшая вещь с паршивыми последствиями – денег потратила, удовольствия не получила, создала дополнительный хлам в доме. Бросила голландский. Стала много тупить в соцсетях, при этом помню про результаты исследований о том, что настроение портится (хотя куда дальше) от пассивного пролистывания соцсетей, поэтому беру себя в руки и туплю активно – оставляю лайки и комментарии. Уже дотупилась до тоннельного синдрома, пальцы на правой руке затекают и болят. Не могу смотреть кино: сложно досидеть до конца фильма, сложно держать внимание. Не дочитываю книги, все бросаю – сейчас у меня двадцать штук в статусе «currently reading».

И вообще все то время, когда от меня не требуется быть в полной боевой готовности, могу лежать и смотреть в стену. Но помню, что долго лежать и смотреть опасно, поэтому создаю себе регулярные задания и развешиваю в пространстве сигнальные флажки: ученики по расписанию; запись на тренировки на месяц вперед; регистрация на трейловый забег на начало июля, чтоб уж точно не свинтить с тренировок; оргкомитет андрюшиного выпускного и репетиции. Немного спасают птицы – раз в неделю гуляю по парку с фотоаппаратом. Стараюсь не пропускать встречи с девочками. С одной стороны, все эти штуки жрут ресурсы, с другой, дают много хороших эмоций и еще чуть-чуть держат на плаву. Утешаюсь тем, что у моего состояния есть объективные причины – экзамены, карантин, выматывающие бессмысленные онлайн-совещания, больше года без нормального отпуска, последствия ковида, еще одно очень важное и нервное дело и бесконечная неопределенность. На этом фоне мелкая херня типа несданной математики, неправильного пцр или потекшей трубы в квартире выбивает остатки равновесия.

Маленький дисклеймер: это не чтобы меня пожалели, скорее, напоминание себе самой о том, что все уже было и все пройдет. Тем более, что желание прибраться еще меня не покинуло, значит, я вообще в порядке :) Расскажите, как вы отслеживаете приближение личного апокалипсиса и как с ним справляетесь?

(no subject)

Роскомнадзор позвонил мужу и поинтересовался его самочувствием. Схерали, спросил муж. Так у вас же ковид, ответил надзор. Схерали, снова вежливо спросил муж. А вы вчера сдали анализ, и он положительный. Муж действительно сдавал анализ, но на антитела, и они подтвердились, а ковидом он болел в феврале этого года. Ничего не знаем, сказал рыбнадзор, мы признаем вас больным и сажаем на соц.мониторинг. Муж позвонил в лабораторию, там подтвердили, что пришел анализ на антитела, данные они никуда не передавали. Надзор звонил еще два раза, а потом затих.

В самом конце майских праздников мне позвонили из школы и сказали, что, по данным рыбнадзора, у Андрея ковид и его сажают на мониторинг. Андрей в тот момент анализов не сдавал, ни с кем не контактировал и сидел дома готовился к экзаменам, ковидом он тоже болел в феврале. У меня два дня телефонных переговоров с надзором: они не знают, откуда у них данные про ковид, но уверены, что данные верные, и, если я не согласна, то должна это доказать. Они при этом отказались доказывать, что он болеет. Дело закончилось тем, что я написала заявление на имя директора школы, что я считаю, что у моего сына нет ковида, и осознаю, что за дачу ложных сведений мне грозит уголовка, на основании этого Андрея пустили в школу.

Митя всю весну сдает пцр – без него не допускают к соревнованиям: запись в поликлинику, уход с уроков, запись на получение результатов. Результаты приходят смской, но смска не прокатывает на соревнованиях, нужна бумажная справка с печатью поликлиники, и с этим квестом мы не справились ни разу. Нет врача, нет справки, нет записи, запись есть но она неправильная, вы получили смс чего вам еще надо. Поэтому каждые соревнования у нас семейная эстафета: Митя едет на дело, я еду в кабинет выдачи справок, муж дежурит дома у компа, чтобы в случае очередного косяка поликлиники успеть поменять дату на старой справке и закинуть ее Мите, тренер при этом каждые 10 минут кричит в телефон «несите справку любую срочно».

На мониторинге мы, кстати, все-таки посидели, и реальный мониторинг был организован гораздо милосерднее, с вменяемой службой поддержки и человеческим лицом, а не вот это вот все.

UPD: Вчерашняя ситуация прояснилась - лаборатория прислала письмо с извинениями и объяснением, что произошел сбой системы и они ошибочно распознали этот тест как тест на ковид. Что не отменяет всего остального бреда :)

(no subject)

Раньше я легко бросала неинтересные книги. Был условный порог в 100 страниц и, если к этому моменту я все еще не понимала, зачем читаю, то без угрызений совести ставила обратно на полку. Что-то изменилось, что теперь заставляет меня грызть безнадежные кактусы. Могу предположить, что обилие чужих отзывов: если другим людям, чьему мнению я в принципе доверяю, нравится, то, возможно, я что-то упускаю, и хочется понять, что. Сегодня выставка моих кактусов:

Правда о деле Гарри Квеберта, Жоэль Диккер. О любви 30-летнего писателя-неудачника к 15-летней девочке «с тяжелой судьбой», потерянные 20 часов моей жизни. Бесконечные самоповторы, тупые разговоры о любви, карикатурные герои (еврейская мама, гуру-наставник-учитель, хозяйка провинциальной забегаловки, придурковатей полицейский, алчный и циничный книгоиздатель), по-голливудски шаблонные ходы: герой влюбляется в девочку, увидев, как она танцует на песке под дождем; писателю дают жесткие сроки для сдачи книги в издательство, он несколько месяцев тупит, но за час до дедлайна на него снисходит вдохновение и получается шедевр; или вот: под надуманным предлогом чувак напрашивается в гости к магнату, потому что «что-то подозревает», оказавшись в доме, просится в туалет, из туалета выбегает, никем не замеченный, и носится по огромному дому в надежде найти хоть что-нибудь, пробегает длинный коридор, забегает в самую дальнюю комнату и там под пыльным покрывалом внезапно находит улику, которая пролежала 33 года. Фейспалм. Ну и романтизация связи взрослого с ребенком никак не делает книгу хорошей. Как раз сегодня в что-читать опубликовали отзыв на эту книгу, гораздо более осмысленный, чем мой, и более глубокий, чем сама книга.

Сад, Марина Степнова. В дворянской семье родился поздний ребенок, и все пошло не так. Это извините пиздец. С любой точки зрения: нелепый сюжет и странные представления автора об эпохе и людях, непонятные флешбеки из времен Ивана Грозного и холерных бунтов 19 в., вычурный язык, весь в дурацких розочках, как блузка Рыжовой из Служебного романа. Фактические ошибки и невнимательность (спелая вишня в саду с июня по сентябрь; замужнюю 40-летнюю даму называют барышней, земский врач подает в отставку и получает вольную wtf). В сюжет как сквозняком надувает и без следа выносит действующих лиц – семью Ульяновых, старших детей графини, деревенскую швею с дочерью, проститутку. Стабильно держится только врач-немец, который предан идеалам гуманизма и просвещения, но иногда своими руками душит деревенских баб (и испытывает при этом эрекцию don't ask) и бьет графскую дочь по губам. И собственно дочь, Туся, проблема которой то ли в воспитании, то ли в том, что она несоразмерна своему времени. Она то ли тупа, то ли гениальна, то ли раскрепощена, то ли не обучена манерам. Из внятных характеристик - страдает копролалией, потому что ну как иначе показать, что девочка получилась «неженственная», кроме как заставить ее разговаривать матом? Прием оказался настолько удачным, что Степнова решила использовать его по полной: немец разговаривает матом, потому что обрусел; конюх разговаривает матом, потому что низшего сословия. На каждой странице хлюпает и чавкает грязь, пальцы то ли дело попадают в чью-то рвоту, колени бухаются в говно. Хруст французской булки, немного фемповестки и гомоэротики.

Пандора в Конго, Альберт Санчес Пиньоль. Когда аннотации обещают белых людей в Конго, а по факту три придурка сражаются с вымышленным подземным племенем – ну блин. Конго там нет вообще, с тем же успехом действие можно перенести в Кемерово, разницы никто не заметит. Нормальных людей нет, логики в сюжете нет, есть ахинея типа «семь дней мы жили на большом дереве, не спускаясь вниз, и все это время занимались сексом». Если читать чуть более терпеливо, то можно найти интересные моменты про книгоиздательство, английское общество и фишку с ненадежным рассказчиком, но я была слишком разочарована той частью, что про якобы Конго, чтобы искать оправдания этому тексту.

И две книги, которые я ниасилила:
Донна Флор и два ее мужа, Жоржи Амаду. У донны Флор умер муж, гуляка и повеса, она печет пирожки, что было дальше не знаю. Невероятно скучно плюс очень узнаваемый стиль латино-американской литературы, который я не могу объяснить словами, но отчетливо не люблю.
Седьмая функция языка. Лоран Бине. Просто пожму плечами. Детектив и литературная игра, масса аллюзий и стеб – возможно, мне не хватило бекграунда.

(no subject)

Но есть и хорошие новости – я снова села на велосипед.
С велосипедом у меня странная история: в детстве быстро научилась, очень любила и регулярно каталась, а потом подруга уговорила позаниматься: заманивала мастерски, присылала бомбические фоточки с тренировок в рассветных лучах и на трамплинах в закате. Ну и все. Сначала я покрутила станок и покаталась на треке. Если хотите деморализовать врага, пригласите его на трек. Когда у меня все заболело, тренер с подругой сказали, что надо купить велошорты с памперсом. Когда я отставала от группы, они сказали, что теперь нужны велотуфли. Через пару занятий в памперсе и туфлях я сверзнулась на треке и устроила завал. Тренер сказал, теперь главное сразу вернуться на дистанцию, чтобы страх не закрепился. Я заклеила коленки пластырем и вернулась, страх закрепился еще как. Подруга продолжала присылать фоточки (если посмотрите в инстаграме фото спортивного фотографа Марии Шальневой, вы меня поймете). Тут слава богу пришла весна и мы выехали с трека в пампасы. Если противник недостаточно деморализован треком, ему в пампасы – самое то. Я люто боялась велосипеда, до головной боли, уже не испытывала никакой радости от прокатиться по парку, а каждый бордюр рассматривала в перспективе насколько больно через него падать и куда попадет моя голова, если заходить на вираж вот с этой стороны. Потом я перелетела через руль на крутом спуске, тут как раз случился конец сезона, и на какое-то время я выдохнула. Вариант бросить все к чертям не очень рассматривала, потому что уже купила себе крутой горный вел и к нему новые покрышки, и сделала ТО. К началу следующего сезона очень удачно начался карантин, вел все лето простоял на балконе. А потом контекстная реклама подсунула мне тренера по горному велосипеду в моем районе, и дурная голова не дала рукам покоя. На первую тренировку я приехала с потными ладошками и прерывающимся дыханием, рассказала про свою панику, тренер сказал «эка невидаль». Мы начали с самого начала: тормозим на асфальте, ездим по фишкам, отрабатываем микрогорки и не премся сломя голову на большие, ловим меня на падениях, спрашиваем меня, не боюсь ли я ступенек, прежде чем по ним спуститься (а не после, как было в группе). В перерывах разговариваем про егэ: он, похоже, нащупал тему, на которой я перестаю думать про велосипед, и сознательно меня отвлекает (тот случай, когда велотренер оказывается лучшим психологом, чем психолог). В общем, сейчас у меня все хорошо. Я стала получать кайф от скорости и словила офигенное чувство, что могу доверять велосипеду: это когда ты не сама прешься по грязи и тащишь за собой железяку, а вдвоем с партнером, про которого знаешь, что он не подведет и вытянет – это, наверно, самое крутое, что получаешь от велосипеда. У меня даже иногда получается держать руль, а не держаться за руль :)

ностальгическое

Жж подкинул воспоминание, а я поняла, как скучаю по той движухе, людям, по тому шефу (с того времени он довольно неприятно трансформировался). А с соловьем вышло вот что: шеф перевел поговорку «сумел гостей назвать, сумей их и угостить» на немецкий дословно, президент прочитал речь для 250 гостей, переводчик на сцене перевел эту жемчужину как «соловья баснями не кормят», а на следующий день мы с президентом поехали на встречу к российским партнерам. И русский начальник после официальной части зовет нас к себе в кабинет пить коньяк словами «как мы знаем, соловья баснями не кормят». Прагматика сообщения очевидна: возвращаю вам вашу цитату, оцените, как внимательно я вас слушал вчера. Именно эту мысль я должна была донести, поэтому и произнесла на немецком то, что президент произнес накауне: «сумей гостей накормить». Русский начальник не знает немецкий, но внезапно (фильмов про штирлица насмотрелся?) знает, что соловей по-немецки – Nachtigal. Проникновенно смотрит на меня и повторяет: соловья баснями не кормят, я сказал. Что-то я слово Nachtigal в вашем переводе не услышал.

Я, как тот переводчик в ООН из анекдота, который, сидя в кабине, сказал «уважаемые слушатели, докладчик пошутил, но я не понял шутку, посмейтесь, пожалуйста, иначе меня уволят», в двух словах (одно из которых было Nachtigal) попыталась объяснить президенту про двойной перевод русской пословицы, все посмеялись и пошли пить коньяк. Но осадочек, конечно, остался.