Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

(no subject)

Побуду ещё немного амбассадором "Воспоминаний" Коровина. Невозможно комфортное чтение – так в детстве я в любой непонятной ситуации перечитывала "Эмиля из Леннеберги" и вот спустя 25 лет нечаянно нашла вариант «для взрослых». 12 часов звучащего счастья, хотя глазками тоже ок.

В академии живописи ввели обязательное изучение анатомии, Коровин пришел сдавать вместе с приятелем. «Что это? - спросил преподаватель, постучав по черепу. - Глаза, ответил Святославский. - Простите, тут раньше были глаза, а сейчас это глазные впадины! Ну, а скажите, чем мужской череп отличается от женского? - У мужчин борода, - бодро отвечает Святославский». Тут пришел ректор Саврасов и спросил, кто их вообще пустил на этот экзамен, они же пейзажисты.

Шаляпин топил за социализм, бранил Мамонтова, что тот мало ему платит. Потом стал кричать, что его эксплуатируют и вообще он по паспорту крестьянин и его можно в любой момент выпороть на конюшне. К сожалению, нельзя, - сказал Врубель. - После указов Александра II пороть, к сожалению, никого уже нельзя. (Врубель закончил юридический с отличием).

Шаляпин позже совсем зазвездил и, когда нанимался в императорский театр, составил такой райдер, что все за голову хватались. Требовал, чтобы в театре держали постоянную ложу для его друга Горького и ещё три ложи для друзей, имени которых он не помнит, и чтоб у его уборной постоянно находились два солдата с саблями наголо. Потом решил стать фабрикантом и стал присматривать себе место для фабрики рядом с дачей Коровина. Коровин спросил, будет ли у фабрики труба, и пообещал эту трубу спилить, чтоб она ему воздух не портила.

У Шаляпина была назначена встреча с управляющим театром. Шаляпин подготовился: взял небольшой арбуз, выкрасил его в черный, в маленькое отверстие вставил зажженную папироску и поставил эту икебану управляющему на стол, а сам смирно сел в прихожей ждать. Управляющий пришел, увидел и пулей выкатился из кабинета. Шаляпин смеялся две недели.

А помимо всех этих баек совершенно невероятные рассуждения о живописи, о музыке, о предназначении искусства. Он внезапно очень свысока пишет о Репине – типа хороший живописец, но уперся в борьбу за социальную справедливость и там, где несёт идею, проигрывает как художник. Он очень ценил дружбу с Левитаном, Врубелем, Серовым, рассказывает, как все вместе тусовали у Мамонтова, как Врубеля затравили после Нижегородской ярмарки, как посадили Мамонтова. В тексте есть один неприятно-странный эпизод: Мамонтова обвинили в растрате, посадили, потом перевели под домашний арест, все имущество продали с аукциона. Коровин пишет, что он навещал Мамонтова в тюрьме и позже дома, а Шаляпин от него отвернулся и не ответил ни на одно письмо, хотя по сути Мамонтов открыл Шаляпина для публики, поил-кормил, ставил оперы под него. А на ютубе лежит лекция от музея русского импрессионизма о том, что Коровин, мягко говоря, подретушировал в этих воспоминаниях свой имидж, и, на самом деле, именно Коровин в тот момент отстранился от Мамонтова и сразу переметнулся на работу в другой театр. В общем, держать это в голове и наслаждаться.

P.S. Мамонтова посадили и отказывались выпускать под залог, в деле был каким-то образом замешан Витте. Серов в это время писал портрет царя и во время одного из сеансов сказал, что как же так, Мамонтов-то в тюрьме. Царь сказал, как же так. На следующий день Мамонтова выпустили под домашний арест.

о мышах

Летом у меня традиционный курс по скетчингу с Анной Эгида. Каждый год Анна раскрывает мне бездны моего неумения. Если бы не ее курсы, я бы никогда не узнала, какую массу всего я не способна нарисовать, как я не могу отличить главного от второстепенного, как мне не хватает легкости штриха и чувства перспективы. Главное, что она делает – она не дает возможности просто расслабиться и рисовать, она настаивает на том, что рисование – это тяжелый интеллектуальный труд. Казалось бы, стоит перед тобой колонна, рисуй колонну: цилиндр, светотень, падающая тень. А хрен мне: Анна считает, что сначала надо придумать пять вариантов расположения колонны на листе, потом подобрать пять вариантов освещения и, наконец, проверить, как работает разный наклон штриховки. На белой бумаге, потом на крафтовой. Поэтому я уже год ничего не рисую, так как знаю, что сесть рисовать – это как за рубашкой в комод, день потерян. Советы по антипрокрастинации – уделяйте делу хотя бы 10 минут в день – здесь не работают. Вчера легла в час, рисовала крышу собора. Нет блин, эскиз крыши собора. Убила самооценку в ноль.

1913

Прочитала совершенно восхитительное «Лето целого века» Флориана Илиеса. Это такая арт-хроника 1913 года: компиляция из газет, дневников, писем и произведений. Из книги: «1913 был годом, когда внутренний мир повсеместно превращался в реальность: в картину, книгу, здание, безумие». В Европе изобретают новый мир с кубизмом, атональной музыкой и психоанализом. Из Лувра похищена Мона Лиза (к концу книги ее найдут); летчик Нестеров впервые выполнил мертвую петлю; австрийский фигурист Лутц делает прыжок, названный потом в его честь; Коко Шанель открывает в Париже магазин шляпок. Между тем Гитлер и Сталин и Броз Тито одновременно оказываются в Вене (и черт знает чем занимаются), там же Сталин знакомится с Троцким, и в том же месяце в Барселоне рождается Рамон Меркадер. Все со всеми дружат, спят и расстаются навечно: вдова композитора Густава Малера Альма заводит роман с Оскаром Кокошкой и обещает выйти за него замуж только в том случае, если он нарисует шедевр, он действительно рисует шедевр, а Альма выходит замуж за Вальтера Гропиуса. Г. Лоуренс (автор Любовника леди Чаттерли) живет с некоей Фридой фон Рихтхофен, сестра которой Эльза была любовницей Альфреда Вебера, брата Макса Вебера, у которого Эльза некогда писала диссертацию. А еще раньше обе сестры были любовницами ученика Фрейда Отто Гросса. А самого Отто Гросса отец в конце года упечет в психушку. Борьба с депрессией, алкоголем, бессмысленными занятиями и несущимся вперед временем. А «завтра была война». Гениальная книга и гениальный перевод.