Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

пунктиром

Мне попались Воспоминания Константина Коровина – невероятно уютный текст, самое настоящее хюгге. Коровин рассказывает о семье, о детстве, учебе в Академии живописи. Я каждые полчаса останавливаю аудио и бегу кому-нибудь пересказывать очередной эпизод, потому что невозможно ржать в одиночку. Он дружил с Левитаном, Врубелем, Серовым, тусовался у Мамонтова, скоро должен появиться Шаляпин. Много интересных замечаний о живописи, об искусстве, о современниках, мягкий юмор и идеальная озвучка на Сторител.

Параллельно читаю Мою темную Ванессу. Думаю, уже нет на свете людей, хотя бы в общих чертах не знакомых с сюжетом. Вообще эта вакханалия с рецензиями на Ванессу ощутимо подпортила мне впечатление от чтения – я знаю, что будет дальше, и зря. С другой стороны, текст выстроен так, что это знание почти не мешает, становится важно не ЧТО произойдет, а КАК. Происходит оно до дурноты узнаваемо: у меня была пара преподавателей-манипуляторов, хоть бы и без сексуального подтекста. Да, они именно это говорят, именно в такой последовательности. Ловят подростковые души на крючок только так.

Смотрю Корону – сериал вау, но мамочки каким же катком монархия прокатилась по всем, кто подвернулся под руку. Под это дело заказала себе биографию Елизаветы, мемуары ее фрейлины, биографию Маунтбеттена (Дики), туда же послушала детектив про Индию, еще что-то про Черчилля, впереди у меня еще Маргарет Тэтчер, которую играет мама из SexEd - в общем, живой я оттуда не выберусь.

что нам стоит дом построить

Мне слишком нравится эта история, чтобы портить ее фактчекингом, поэтому рассказываю, как слышала: Строили кинотеатр «Новороссийск» и, как было положено в Советском Союзе, сдачу планировали к конкретной дате. Так на заборе вокруг стройки и было написано: «Сдадим Новороссийск к годовщине Великой Октябрьской революции!» Как положено, в срок не успели, поэтому надпись вскоре поменяли на «Сдадим Новороссийск к годовщине Курской битвы!». Потом «К годовщине Великой победы 9 мая!». Потом к празднику урожая, дню знаний и следующей революции. Наконец, долгострой достроен, на утро запланирована сдача госкомиссии, все лозунги с заборов убирают, территорию подметают, ура, товарищи. Рано утром на место прибывает госкомиссия и видит на заборе огромные буквы «Не сдадим Новороссийск!»

Историю знаю с детства, весь мой последующий опыт только подтвердил, что никакая стройка никогда не заканчивается вовремя и не укладывается в смету. Поэтому я никогда в жизни не замышляла ни один ремонт, а в происходящие рядом со мной благополучно не верила. К готовым ремонтам никогда не предъявляла никаких претензий, считая, что, если хочешь, чтоб все было по-твоему, делай сама, не хочешь делать сама – не имеешь права на претензии.

Накрыло меня таки. Самым нелепым и никому нахер не нужным ремонтом. Наша овца вздумала взять еще одного сотрудника и, соответственно, построить ему рабочее место. Приличных вариантов с новым рабочим местом было дохуильон, все отвергнуты (вообще начинать надо с того, что новый сотрудник в принципе не нужен, но кое-кому для повышения самооценки очень хочется руководить пятью сотрудниками, а не четырьмя). В общем, вместо установки нового стола и, допустим, стеклянной перегородки мы строим комнату в комнате и засовываем туда сервак, причем со звукоизоляцией, автономной системой пожаротушения, кондиционером, прокладыванием всякой мутотени во внутренний двор, пуленепробиваемой пожароустойчивой дверью, и чтоб дверь открывалась так, чтоб не блокировать вход во все остальные двери, чтоб там, рядом с серваком, укутанным в отдельную комнату, сидел новый ненужный сотрудник, которого, к слову, мы уже не берем. Но назад сдают только лузеры, а чоткие пацаны отстаивают свое решение до конца, даже когда им самим становится очевидно, что решение – говно. Поэтому сотрудника-то хоть и не берем, но ремонт делаем.

И, конечно, лучшей кандидатуры, чем я, под выполнение этой прекрасной идеи не нашлось. Смета на строительство, договор с поставщиками, сроки строительства, соответствие немецких и российских норм по допустимому уровню шума. Умножаем на мое отношение к ремонту и на немецкий менталитет некоторых, уверенных, что все всегда должно выполняться в сроки, а если нет, то всегда можно найти виноватого. Аванс выплачен, весь хлам из комнаты под строительство уже вынесен на середину офиса, кондиционер завис на таможне, сроки строительства сдвигаются на 3 месяца.

1913

Прочитала совершенно восхитительное «Лето целого века» Флориана Илиеса. Это такая арт-хроника 1913 года: компиляция из газет, дневников, писем и произведений. Из книги: «1913 был годом, когда внутренний мир повсеместно превращался в реальность: в картину, книгу, здание, безумие». В Европе изобретают новый мир с кубизмом, атональной музыкой и психоанализом. Из Лувра похищена Мона Лиза (к концу книги ее найдут); летчик Нестеров впервые выполнил мертвую петлю; австрийский фигурист Лутц делает прыжок, названный потом в его честь; Коко Шанель открывает в Париже магазин шляпок. Между тем Гитлер и Сталин и Броз Тито одновременно оказываются в Вене (и черт знает чем занимаются), там же Сталин знакомится с Троцким, и в том же месяце в Барселоне рождается Рамон Меркадер. Все со всеми дружат, спят и расстаются навечно: вдова композитора Густава Малера Альма заводит роман с Оскаром Кокошкой и обещает выйти за него замуж только в том случае, если он нарисует шедевр, он действительно рисует шедевр, а Альма выходит замуж за Вальтера Гропиуса. Г. Лоуренс (автор Любовника леди Чаттерли) живет с некоей Фридой фон Рихтхофен, сестра которой Эльза была любовницей Альфреда Вебера, брата Макса Вебера, у которого Эльза некогда писала диссертацию. А еще раньше обе сестры были любовницами ученика Фрейда Отто Гросса. А самого Отто Гросса отец в конце года упечет в психушку. Борьба с депрессией, алкоголем, бессмысленными занятиями и несущимся вперед временем. А «завтра была война». Гениальная книга и гениальный перевод.

еще прочитала

"Мы с королевой", Сью Таунсенд. Ржала в голос. На парламентских выборах побеждают республиканцы, которые первым делом упраздняют монархию и выселяют королевскую семью в условные лондонские Мытищи, под охрану, без права покидать район. Там как-то на айс, ковер из Букингемского дворца не влезает в прихожую, пенсии с трудом хватает на молоко и овсянку, трубы текут, но на помощь приходят соседи – лодыри, алкоголики и тунеядцы (к тому же они ужасно вульгарны). Диана еще жива, Чарльз увлекается садоводством, принцесса Маргарет редкая сука (прямо как в Патрике Мелроузе, где бы уже разузнать про настоящую Маргарет?), принцесса Анна самостоятельно подключает стиралку, Елизавета оказывается самой стойкой, не теряет присутствия духа и заводит новых друзей. Ужасно милый стеб: жалко, что я плохо знакома с повадками королевской семьи, наверняка было бы еще смешнее, если б я была в теме.
Пока читала, постоянно ловила себя на мысли: э, вот она все это написала и что? Ей ничего не было? Ни суда за клевету, ни коллективных писем, ни публичного покаяния на ТВ, ни хотя бы ритуального сжигания чучела перед Букингемским дворцом? Ровно с теми же ощущениями смотрю «Молодого папу» и понимаю, какая адская помойка у меня в голове.

"Возвращение в Брайдсхед", Ивлин Во. Только один вопрос: зачем от меня столько лет скрывали Ивлина Во? Со мной последний раз такое было, наверно, в подростковом возрасте – с тахикардией и потерей ориентации в пределах своей комнаты. Смущала немного внезапная смена темы на протяжении книги: только что был роман про оксфордских мажоров, как вдруг он оказывается семейной сагой, упс, он вообще про католичество.

"Рыцарь, совершивший проступок" и «Свеча на ветру», Теренс Уайт - третья и четвертая книги из цикла о короле Артуре. В паре мест проскочило, что это лучший король Артур изо всех возможных, да еще в переводе Сергея Ильина, и книга купилась сама собой, хотя вообще не моя тема. 700 страниц отношений между Артуром, Гвиневерой, Ланселотом и богом, метания между долгом, любовью, гордыней и верой; от этих отношений сердце рвется на кусочки и хочется взять их всех на ручки и сказать, чтобы прекратили валять дурака и мучить друг друга. Это однозначно лучший Артур, несмотря на то, что других я не читала: не понимаю, как можно уместить в слова столько нежности и как ирония может звучать так обреченно. Это не совсем Артур (и вообще центральный персонаж Ланселот), скорее, комментарий к Артуру в стиле: это все и так знают, а этот эпизод можете уточнить у Мэлори, а я лучше расскажу вам, что произошло на самом деле.
По стилистике напомнило мне «Страдающее Средневековье»: прекрасное, мрачное, мученическое, героическое, а внизу подпись «хозяин уехал в крестовый поход и забыл погладить котейку».

"Тайна брата", Дэн Смит. Повесть янг эдалт за все хорошее против всего плохого: про двух братьев в гитлеровской Германии, один из которых критически мыслит, а второй поддался пропаганде. Книга годится только в качестве пособия по социально-историческому контексту Германии 30-х гг.: бедным немцам задурили голову и заставили маршировать в ногу, но некоторые не хотели и за это поплатились. Нет ни одного предложения, не начиненного моралью. Чтоб завлечь подростков, добавим автомобильную погоню и немного юношеской влюбленности, не забудем про национальный вопрос. Тоска. Хотя детям, наверно, попробую впаять – очень наглядно про гитлер-югенд. По тематике и жанру близко к «Облачному полку» Веркина, но тот намного тоньше, и посыл совсем другой.

как хорошо уметь читать

Я вообще больше люблю жанр «что не так с»: придраться там к языку, сюжету, переводу, толщине бумаги. А вот когда меня по самую макушку окунают в волшебство, то сказать мне обычно нечего, меня оглушило и накрыло и, конечно же, вам тоже надо это испытать.

Бен Элтон «Время и снова время». Альтернативная история: Эйнштейн находит возможность изменить ход времени и в завещании декану истфака Кембриджа объясняет, как это сделать. В 2014 году гуру исторической науки забрасывают своего бывшего студента, ныне спецназовца, на сто лет назад, чтобы он предотвратил «величайшую катастрофу 20 в.» - первую мировую войну. Для этого надо всего лишь убить одного человека и обвинить в убийстве другого. Досконально спланированная многоходовочка (я как специалист по ивент-менеджменту грызу ногти от зависти) внезапно приводит к созданию культа личности вокруг абсолютно мимимишной Розы Люксембург.

Кейт Аткинсон «Жизнь после жизни» - в пандан к «Времени». В первом случае человек пытается изменить время, во втором – время неизменно, а человек вертится как уж на сковородке, чтобы в него встроиться. В 1910 году в буржуазной английской семье рождается девочка, и как только в ее жизни что-то идет наперекосяк (а любой наперекосяк у неё безальтернативно приводит к смерти), она рождается заново и пытается жить правильно. Ну и как объяснить, почему у меня от этой книги сердце в клочки?

Мадлен Миллер «Песня об Ахилле», слушала на английском. Пересказ Илиады от лица Патрокла. Не про войну, а вовсе про любовь, но совсем про другую. Очень сомневаюсь, что эту книгу когда-нибудь переведут на русский, потому что невозможно так целомудренно описать любовь двух мужчин, чтоб щемило сердце. Хотя иногда получалось довольно смешно – Ахилл, к примеру, не хотел на войну по убеждениям, он там пацифист. А его дружбан Патрокл жутко переживал за девочек, которые доставались греческим войнам в награду за доблесть, поэтому вместе с Ахиллом спасал (от своих братьев по оружию) всех, до кого мог дотянуться, собирал к себе в шатёр и там дружил с ними. Не, сириусли, просто дружил.

Мэри Стюарт «Полые холмы», слушала на английском. Сага об Артуре от лица Мерлина. У меня подозрение, что волшебство здесь объясняется очень просто – у чтеца непередаваемый тембр голоса, в такой начитке я готова слушать даже учебник по физике. "Ай эм Мерлин, зе энчентер", сплошная милота.

Мэри Карр "Клуб лжецов". Дисфункциональные семьи – моя тема. Очень похоже на "Замок из стекла": родители пьют, дерутся, стреляют, проматывают бабушкино наследство, а две маленькие девочки тащат на себе ответственность за функционирование семьи и за то, что подумают соседи. Несмотря на весь бардак, они очень любят друг друга, иногда нежно, иногда как умеют. Потом психоаналитик рекомендует им вытряхнуть из шкафа все скелеты.

Июнь Ли "Добрее одиночества". Четверо детей из одного квартала вынуждены дружить, дружба штука тяжёлая и не у всех хватает сил и терпения. Случается катастрофа, и всю взрослую жизнь они заняты тем, чтобы поглубже закопать дружеско-соседские отношения и даже воспоминания об отношениях. А фоном в Китае строят коммунизм, государство там и сям показывает своё свиное рыло, и людям приходится как-то на него реагировать: не замечать, молчать, пугаться или выступать против и ждать последствий. Тот редкий случай, когда мне не помешало, что автор не счёл нужным объяснять, куда делись родители, откуда взялись тети, что не устраивало маму, оправдала ли сестра надежды и пр.

Да, и "Диких лебедей" я все еще читаю. Воспринимаю их как родственников: чо, как мама, с работой все норм? Мао опять какую-то фигню замутил? Охренел совсем. А бабушка еще носит цветные платки? Ну дай бог ей здоровья, железная женщина.

элегантные концепции "разбиения Вороного", что бы это ни значило

Мы готовим конференцию по дискретной геометрии. Попросили главного геометра написать пресс-релиз. Я уже готовилась ждать этого релиза месяц и потом еще месяц переводить его с русского на русский, вставлять и убирать запятые и тщетно искать там смысл. А вышел фантастический разрыв шаблона: геометр прислал релиз в течение часа с извинениями, что не везде успел отследить расстановку тире и использование буквы ё. Сам текст настолько прекрасен, что Collapse )