?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

Aug. 12th, 2019

Выяснила, почему эффективной барышне не понравилось «С неба упали три яблока»: потому что это книга об людях, которые вообще не занимаются саморазвитием, живут в ужасных условиях и даже не пытаются изменить свою жизнь. И еще они никогда не говорят о своих чувствах, чем страшно все усложняют. Днище, в общем.
Дочитала/дослушала "Дьявол носит Прада": очень симпатичный чиклит и отличный английский, особенно обороты Миранды – хочу выучить наизусть и при необходимости непринужденно излучать высокомерие.

Фильм смотрела давно, по сравнению с ним здесь иначе расставлены акценты: в кино очень выпуклый work-life balance, в книге это скорее - что мы готовы терпеть ради мифических перспектив и позволено ли человеку быть мудаком, если он крутой профессионал и выдает уникальные результаты (очередной доктор Хаус). Про мудацкое поведение начальства мне особенно отозвалось: я сейчас живу в похожих условиях, так что книга получилась довольно терапевтичной. Миранда в фильме – благодаря обаянию Мэрил Стрип – не такое абсолютное и неадекватное зло, как в книге, книжная Миранда явно имеет психиатрические диагнозы. Кстати, видела пару живых людей, которые с удовольствием идентифицируют себя с Мирандой. Для меня это примерно как приклеить себе на лоб надпись "человек-мудак".

Заинтересовал экономический аспект: я плохо представляю себе, как может успешно функционировать контора, где все до такой степени забили на отчетность. Раздача дизайнерских шмоток сотрудникам, возможно, обычная практика, но здесь масштабы поражают: у Энди, проработавшей год в должности старшего помощника младшего дворника, по факту оказывается барахла на 40 тысяч долларов. Хм. За ежедневные унижения Энди отыгрывается, беззастенчиво покупая за счёт конторы кофе для окрестных бомжей и оставляя таксистам на чай сумму в три раза превышающую стоимость поездки. Счета за восстановление социальной справедливости почему-то никто не проверяет. Энди называет это то пассивно-агрессивным протестом, то мелкой местью. Про пассивную агрессию, кстати, в точку, там все персонажи в какой-то степени ей страдают.

В кино, на мой взгляд, удачнее вывернут этический конфликт: если не путаю, старшая ассистентка Миранды Эмили грезит о поездке в Париж, но Миранда решает взять с собой Энди, Энди вроде неудобно перед Эмили, но хочется в Париж и вообще это решение Миранды, тогда Эмили попадает под машину и вопрос вроде как решается сам собой, но осадочек остается. В книге же все совсем мутно: Эмили никто не подсиживает, она просто заболевает и поэтому не может ехать, но пока Энди в Париже, ее ближайшая подруга упивается в хлам, влипает в страшную аварию и впадает в кому. И тогда родственники и друзья пассивно-агрессивно подвергают Энди остракизму за то, что она сей же час не метнулась на самолет. Ну такое… взрослые же люди. У подруги в коме и без того неотлучно дежурили три человека, как-то для меня не очевидна необходимость срочно бросать работу (неважно, какую) и мчаться через Атлантику в больницу. Про ответственность за подругу-алкоголичку совсем странно. Концовка в фильме – когда Миранда в своем стиле дает Энди рекомендацию в "Нью-Йоркер" – ярче и круче, чем невнятная сиропная тошнотень в книге.

В этот сюжет ещё можно вчитать немного феминистского дискурса, я в нем не сильна, но попробую: Энди считает, что, если бы Миранда была мужчиной, ей/ему охотнее бы прощали скотскую манеру поведения, в то время как Миранду-женщину все считают стервой. Niet. У меня был (есть) опыт взаимодействия с мудаками с разным набором гениталий - относятся к ним одинаково нетолерантно. Но. Если бы Энди была мужчиной, она вызывала бы меньше раздражения у окружающих. Ей/ему с большей вероятностью прощали бы или просто воспринимали как должное зацикленность на работе, отказ провести вечер с друзьями, забытое свидание, на него не вешали бы ответственность за подругу-алкоголичку, родители гордились бы его целеустремленностью и не парились бы, если б он за несколько месяцев так и не выбрался в другой город к новорожденному племяннику. Хотя, в конце концов, и он осознал бы, что вместо work-life balance у него образовалась какая-то херня. Разве что, поняв это, он полетел бы завоевывать Марс, а не отлеживаться к родителям.

Tags:

Добралась до чудесного эссе о шотландских традициях, которое на самом деле глава из книги Хобсбаума «Изобретение традиции». Хью Тревор-Ропер, британский историк, демонтирует два мифа – о шотландской литературе и о килтах – и объясняет, что вся шотландская идентичность – это продукт Нового времени, изначально Шотландия вообще воспринималась как ирландская культурная колония (он пишет, что шотландские горцы по происхождению были ирландцами, переместившимися с одного острова на другой, и я пока не знаю, что об этом думать).
Шотландскую литературную традицию честно слепили два человека по фамилии Макферсон в конце 18в. Один, Джеймс Макферсон, обработал ирландские народные баллады, перенес действие в Шотландию и выдал все это за шотландский эпос за авторством Оссиана (которого потом так любили русские и прочие поэты), а второй, Джон Макферсон, священник, сочинил диссертацию, где подтвердил аутентичность эпоса и достроил нужный исторический контекст. Их миф о шотландской литературной традиции пришелся очень вовремя, и на него повелась куча народу. После духовных ценностей пришел черед материальных: символом Шотландии был назначен килт. Идею закинул Вальтер Скотт: он написал критическую статью об Оссиане и там же на голубом глазу заявил, что древние каледонцы (шотландцы) носили килт уже в 3в. – вот он, образ романтического горца в клетчатой юбке и с волынкой. Тревор-Ропер тщательно разнес и эту идею: он пишет, что и килт появился не раньше 18в. Шотландские горцы не носили штанов, ибо это было дорого, ходили в льняных рубахах, а когда мерзли, заворачивались в пледы, подпоясанные на талии. Да, это были пледы той самой клетчатой расцветки, но просто пледы. После объединения Англии и Шотландии англичане пытались насадить культурку и запретить пледы (ясно же, что без пледов горцы сразу интергрируются в современное общество), но тогда закон не прошел. Законотворцам объяснили, что одеяние удобно и необходимо в стране, где путешественник вынужден «скакать по горам и болотам и ночевать на холмах». А тем временем (там еще много исторического контекста) в Шотландию повалили промышленники и среди них англичанин Томас Роулинсон со стартапом по производству железной руды. Для плавильных печей нужна была древесина, и он нанял местных валить лес – тех самых шотландских горцев. Но оказалось, что в пледике заниматься лесозаготовками несподручно. А на штаны все еще денег не было. Роулинсон позвал портного и вместе с ним сконструировал удобный костюм: верх у пледа отрезали и получили юбку с уже подшитыми складками. Юбка всем дико понравилось, сам Роулинсон ее носил.
Потом произошло восстание, шотландцев подавили и велели слиться лицом с обоями, в смысле не отсвечивать в своих юбках. Привилегию, правда, оставили горным шотландским стрелкам в составе британской армии, и только благодаря стрелкам производство тартана не загнулось окончательно. Но, как известно, нет лучшего способа пропиарить что-то, чем запретить. И юбки стали символом сопротивления – крестьяне к тому времени уже заработали себе на штаны и не сильно парились, но в юбках повадилась ходить местная знать, типа, не покорились. Там еще много про общество защиты традиций, кланы и расцветки, но по сути на этом часть истории заканчивается. И начинается мой любимый эпизод:
Хью Тревор-Ропер, автор эссе, разоблачил одну литературную фальшивку и погорел на другой. Он занимался историей нацистской Германией, взлетел с книгой «Последние дни Гитлера», для которой изучил километры материалов и записал миллион интервью. Когда в 80е в Германии обнаружились якобы дневники Гитлера, Тревора-Ропера позвали как признанного эксперта подтвердить/опровергнуть их подлинность. И он подтвердил, а дневники оказались фальшивкой. Он потом говорил, что ознакомился лишь бегло, получил неполную информацию об источнике, не давал разрешения на публикацию своего заключения, но дневники подпортили ему репутацию. На фотографиях ужасно красив, такой харизматичный британский ученый.
По принципу «купи козу» пошла учить нидерландский. Ужасно смешной язык: собственно, известное определение голландского – это когда пьяный немецкий матрос пытается говорить по-английски – в точку. Он мне звучит понятнее, чем, скажем, украинский, хоть на слух, хоть на письме, с грамматикой там разбираться как нечего делать; порядок слов, глагольные формы, множественное число – все очевидно; на втором уроке читала книгу, как «лягушонок ищет друзей». И при этом полный затык с произнесением вот этого всего понятного и очевидного ртом – нападает немота, звуки не складываются в слова, слова не складываются в предложения. Два дня убила только на то, чтоб научиться непринужденно проговаривать «меня зовут Юля».

Вспомнила под это дело, как очень давно и достаточно долго преподавала немецкий по методу Шехтера. Спорный метод, далеко не всем подходит, но у некоторых дает фантастические результаты. Особенность в том, на тебя просто сваливают огромный объем речевых шаблонов без никаких правил и дают возможность проговорить это все стопиисятмильонов раз в разных контекстах. То есть, абсолютно новый иностранный язык выдают сразу не то что предложениями, а коммуникативными ситуациями, не объясняя, как и из чего они складываются. Через месяц среднестатистический студент может говорить на немецком – я имею в виду, может без проблем выполнить стоящую перед ним коммуникативную задачу: донести мысль, получить фидбек. Там много разных тонкостей, все очень сильно зависит от целей и мотивированности студента, от артистичности преподаватели и его уверенности в том, что то, чем он тут занимается – не полная лажа (по себе знаю). Но основной плюс этого метода в том, что он стремительным бульдозером прокатывает по пресловутому страху начать говорить. И вот я думаю, что мне сейчас голландский по Шехтеру был бы очень кстати.

Пока искала легких путей, вспомнила про аудиокниги, дай, думаю, послушаю Гарри нашего Поттера по версии пьяного матроса. И фиг мне (правда, я не очень старательно искала), в любимом аудибл в принципе нет книг на голландском. Подруга подтвердила, что эти прекрасные люди не заморачиваются с переводами фильмов и книг – у них и так все говорят по-английски. Эх.

о шотландии и ни о чем

Питер Мэй «Скала». Депрессивная шотландская глубинка. Каждый год все взрослые мужчины едут на скалистый остров забивать олушу. Это дань традиции и своего рода инициация для молодых – там сурово, опасно и печально, свой кодекс чести и обязательство молчать обо всем, что происходило: что было на скале, останется на скале. Во время одного из таких походов случается что-то, что круто поворачивает жизнь некоторых участников. Сразу после возвращения со скалы Фин уехал, стал полицейским и лишь много лет спустя вернулся в родной город, чтобы расследовать недавнее убийство своего бывшего одноклассника. И, как можно догадаться, дорасследовался. События втиснуты на страницы очень плотно – сюжетных линий хватило бы на несколько романов, и все это от души посыпано шотландским колоритом. Несколько эпизодов имеют нереальную практическую ценность, прямо пошаговое руководство по уличным дракам, освобождению заложников и манипулированию на рабочем месте. Подросткам тоже неплохо должно зайти – очень наглядно о том, как важно вовремя сказать нет.

Джеффри Евгенидис «Девственницы-самоубийцы». Книга-обман читательских ожиданий. Что девственницы самоубились, понятно из названия, в первой главе мы узнаем, что девственниц было пять (и одна из них не девственница, но это ничего не меняет) и что виновата деспотичная мать. Все. Что в книге есть: невозможно поэтичный язык, много подростковой телесности, очень много жизни в маленьком городке. Чего нет: понимания, зачем это все.

Мик Китсон «Меня зовут Сол». Очень неровная книга: начинается как шотландские сестры хачатурян (которым чуть больше повезло) и довольно быстро превращается в робинзона крузо. Прежде чем грохнуть мудака-отчима, Сол изучила все доступные на ютубе ролики по выживанию и все продумала: они с сестрой уберегли мать от подозрений, ловко обустроили свое исчезновение и укрылись в лесу. Сол умеет все, поначалу только в теории, но за практикой дело не станет – и это самая крутая часть книги (я ловила себя на том, что пытаюсь запомнить, как ловить кроликов силками и потом их свежевать). Но когда девочки полностью освоились и применили все навыки из ютуба, в их бодрую робинзонаду вползла щука и поставила автора в тупик. У меня было ощущение, что он просто не справился с жанром и стал звать на помощь – сначала хиппующую старушку, потом проходящих мимо альпинистов, потом мать – ну и все, пропал калабуховский дом. А еще он сделал то, чем грешат большинство авторов «янг эдалт» - добавил познавательного контента. Типа как «Битвах по средам» прививают интерес к Шекспиру, а Аника Тор с мылом пропихивает идеи феминизма, где-то получается более удачно, где-то менее, но в «Сол» вообще за гранью. На мой взгляд, если бы «Сол» закончилась на щуке, это была бы идеальная книга. О том, что раньше выживали взрослые ловкие и сильные духом мужчины, а теперь – девочки после насилия.

Profile

zdraste_nafig
zdraste_nafig

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow