Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

(no subject)

Побуду ещё немного амбассадором "Воспоминаний" Коровина. Невозможно комфортное чтение – так в детстве я в любой непонятной ситуации перечитывала "Эмиля из Леннеберги" и вот спустя 25 лет нечаянно нашла вариант «для взрослых». 12 часов звучащего счастья, хотя глазками тоже ок.

В академии живописи ввели обязательное изучение анатомии, Коровин пришел сдавать вместе с приятелем. «Что это? - спросил преподаватель, постучав по черепу. - Глаза, ответил Святославский. - Простите, тут раньше были глаза, а сейчас это глазные впадины! Ну, а скажите, чем мужской череп отличается от женского? - У мужчин борода, - бодро отвечает Святославский». Тут пришел ректор Саврасов и спросил, кто их вообще пустил на этот экзамен, они же пейзажисты.

Шаляпин топил за социализм, бранил Мамонтова, что тот мало ему платит. Потом стал кричать, что его эксплуатируют и вообще он по паспорту крестьянин и его можно в любой момент выпороть на конюшне. К сожалению, нельзя, - сказал Врубель. - После указов Александра II пороть, к сожалению, никого уже нельзя. (Врубель закончил юридический с отличием).

Шаляпин позже совсем зазвездил и, когда нанимался в императорский театр, составил такой райдер, что все за голову хватались. Требовал, чтобы в театре держали постоянную ложу для его друга Горького и ещё три ложи для друзей, имени которых он не помнит, и чтоб у его уборной постоянно находились два солдата с саблями наголо. Потом решил стать фабрикантом и стал присматривать себе место для фабрики рядом с дачей Коровина. Коровин спросил, будет ли у фабрики труба, и пообещал эту трубу спилить, чтоб она ему воздух не портила.

У Шаляпина была назначена встреча с управляющим театром. Шаляпин подготовился: взял небольшой арбуз, выкрасил его в черный, в маленькое отверстие вставил зажженную папироску и поставил эту икебану управляющему на стол, а сам смирно сел в прихожей ждать. Управляющий пришел, увидел и пулей выкатился из кабинета. Шаляпин смеялся две недели.

А помимо всех этих баек совершенно невероятные рассуждения о живописи, о музыке, о предназначении искусства. Он внезапно очень свысока пишет о Репине – типа хороший живописец, но уперся в борьбу за социальную справедливость и там, где несёт идею, проигрывает как художник. Он очень ценил дружбу с Левитаном, Врубелем, Серовым, рассказывает, как все вместе тусовали у Мамонтова, как Врубеля затравили после Нижегородской ярмарки, как посадили Мамонтова. В тексте есть один неприятно-странный эпизод: Мамонтова обвинили в растрате, посадили, потом перевели под домашний арест, все имущество продали с аукциона. Коровин пишет, что он навещал Мамонтова в тюрьме и позже дома, а Шаляпин от него отвернулся и не ответил ни на одно письмо, хотя по сути Мамонтов открыл Шаляпина для публики, поил-кормил, ставил оперы под него. А на ютубе лежит лекция от музея русского импрессионизма о том, что Коровин, мягко говоря, подретушировал в этих воспоминаниях свой имидж, и, на самом деле, именно Коровин в тот момент отстранился от Мамонтова и сразу переметнулся на работу в другой театр. В общем, держать это в голове и наслаждаться.

P.S. Мамонтова посадили и отказывались выпускать под залог, в деле был каким-то образом замешан Витте. Серов в это время писал портрет царя и во время одного из сеансов сказал, что как же так, Мамонтов-то в тюрьме. Царь сказал, как же так. На следующий день Мамонтова выпустили под домашний арест.