Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

трудо выебудни

Готовим с немцами конференцию по философии. На прошлой неделе я ездила договариваться с нашими философами и хорошо прочувствовала, как это - высасывать мозг через соломинку. В течение двух часов четыре человека выгуливали польта разных оттенков бежевого передо мной и друг перед другом.

В какой аудитории пройдет круглый стол? - Нуу если мы обратимся к произведениям Канта..
Вы сможете помочь нам с визой? – Вы же наверняка помните эту концепцию Аристотеля..

У вас будет возможность сделать кофе-брейк? – Что вы имеете в виду? – Я имею в виду организовать и оплатить кофе-брейк. - Я не могу ничего организовать, я ведь декан. – А кто-нибудь другой может? – Маша обычно этим занимается. – Маша, вы организуете? – У меня бюджета нет. – А у кого есть бюджет? – У декана. – Ээ, вы дадите бюджет? – А смысл? Философы обычно довольствуются малым.. так блять, сказала я.. Ну давайте попробуем. – Маша, вы сделаете кофе-брейк? – А вы дадите мне бюджет? – Что ж с вами делать, дам, конечно.

Давайте согласуем список участников. – Ну давайте. Это вот кто? Зачем вы ее вписали? – Если она вас по какой-то причине не устраивает, я могу ее вычеркнуть. – Зачем же сразу вычеркивать. Вы что же, думаете, она знает немецкий? Я вот сомневаюсь. – Хорошо, вычеркиваем. – Да пусть приходит. Хотя толку от нее не будет. – Можете предложить кого-нибудь более подходящего? – Да кто угодно будет более подходящим. – Я ее вычеркиваю? – Я ее сто лет знаю – она просто карьеру делает. – Вычеркиваем? – Она же просто ничтожество.

Попросила предложить тему семинара – предложили: существует ли немецкая философия сегодня. Есть ли жизнь на Марсе простигосподи финский стыд. Вышла из здания, почувствовала себя бурлаком, в одиночку протащившим баржу по дну Азовского моря. Надо пережить февраль.

(no subject)

Убили ли вы толстяка? Задача о вагонетке, Дэвид Эдмондс.
Очень долго читала, очень рада, что дочитала.

По рельсам несется неуправляемая вагонетка, вдалеке на ж/д путях трудятся пятеро рабочих и ничего не слышат, скоро вагонетка разнесет их к чертям. На параллельном пути – один рабочий. Если потянуть рычаг и перевести вагонетку на другой путь, она убьет одного, а пятеро останутся живы. Переводить стрелку? Большинство людей отвечают, что да, переводить.
По рельсам несется неуправляемая вагонетка, вдалеке на путях пятеро рабочих, скоро вагонетка разнесет их к чертям. Но на мосту стоит один упитанный чувак. Если чуть-чуть подтолкнуть его, он упадет ровно на рельсы и своим весом остановит вагонетку. Сам, конечно, погибнет, но пять рабочих будут спасены. Столкнуть? Большинству становится дурно от этой мысли.
Вагонетку снова несет по рельсам, рабочие ничего не слышат, толстяк еще на мосту, но теперь он стоит прямо на люке. Если повернуть рычаг, люк откроется, и толстяк упадет прямо на рельсы и остановит вагонетку, пятеро будут спасены. Действуем? Разница в том, что в предыдущем случае придется самостоятельно кидать живого человека на рельсы, а здесь неприятную работу вроде как берет на себя механизм, поэтому отвечавшие на вопрос не так единодушны.

Проблему сформулировала преподавательница философии из Оксфорда Филиппа Фут 50 лет назад, из проблемы выросло целое направление в моральной философии – вагонеткология. Следующие 50 лет философы всячески перекраивали задачу и с ее помощью решали разные вопросы и делали выводы. В философии существует два подхода к проблеме: утилитаристы стараются минимизировать страдание и для них очевидно, что лучше грохнуть одного, чем пятерых. Идеалисты считают, что что пять ничем не лучше одного, так что пусть вагонетка совершает свое черное дело, мы не должны вмешиваться. При этом для морального оправдания поступка очень важно намерение: если в поступке было намерение убить, то поступок неприемлем, если основным мотивом было спасти (пусть и ценой гибели другого), то такому решению можно найти оправдание. Поэтому по-разному воспринимаются в общем-то одинаковые действия: террористы херакнули по мирным гражданам – не ок, потому что в их намерение входило уничтожение мирных граждан. Правительственные войска херакнули по деревне, где предположительно прятались террористы, и попали по мирным гражданам – условно ок, потому что намерение было херакнуть по террористам, а попавшее под руку мирное население стало сопутствующим ущербом. Это, кстати, объясняет склонность политиков повсюду использовать эвфемизмы: принять «сопутствующий ущерб» проще, чем гибель стариков и детей. Еще с помощью вагонеткологии пытались решить вопрос, насколько этично пытать террористов, если надо выяснить, где заложена тикающая бомба, или в каких случаях этически приемлемо использовать донорские органы.

Мысленные эксперименты с вагонеткой собраны на сайте MIT. Несколько лет назад там сделали программу «машина морали» – тест, где предлагается выбирать жертву, исходя из того, что кто-то непременно погибнет: один или пятеро, один ребенок или пятеро стариков, пять гопников или один врач, женщина или мужчина, женщина или собачка. Можно пройти тест и сравнить, как выглядят наши решения в сравнении с остальными. Оказалось, что люди с абсолютно разным бекграундом (разные страны, континенты, возраст, расы, образование) с очень небольшой погрешностью дают одинаковые ответы на схожие задачи. Это позволило философам стали считать, что нравственность является врожденным качеством, а не результатом воспитания. В общем, отличная книга.